Разговор со студентами
другого века

Поскольку на мою долю выпала неправдоподобно долгая жизнь, да еще неплохая память, я охотно расскажу о моем студенчестве студентам нынешним, другого века. Думаю, что разобщенность поколений никак не на пользу ни тем, ни другим. Поговорить есть о чем.

Я училась в ЛГУ в первой половине прошлого века — с 1940 по 1945 год. Трудное досталось время.

Но, как сказал поэт Наум Коржавин,

«Время дано, это не подлежит обсуждению. Подлежишь обсуждению ты, разместившийся в нем».

А бывают ли легкие времена? Ваше время, нынешнее, легким я бы никак не назвала.

Но на нашу долю выпала война. И почти с самого ее начала Университет стал преимущественно женским — наши мальчики и молодые преподаватели добровольцами пошли на фронт, многие — в Народное ополчение. И исчезли... большинство навсегда. В их числе такие таланты, как историк Арский, не успевший защитить диссертацию, Нодко, знавший 11 языков. Сколько еще...

Для меня самыми страшными оказалось время окружения немцами Ленинграда — Университет тогда готовился к баррикадным боям с использованием бутылок с зажигательной смесью. И, конечно, голодная зима 41-42 годов. В своей небольшой книжке «Мой блокадный университет» я об этом написала.

Убеждена, что блокадникам довелось выдержать предельные физические страдания: 5 месяцев — грызущее чувство голода и еще — 2 месяца непрерывного состояния замерзания — после того, как 26 ноября наше общежитие на 5-й линии Васильевского острова было разрушено фугасной бомбой.

Медицина определила, что мы выжили вопреки физиологическим законам, держались на психоэмоциональном факторе. Нас спасла непрерывная деятельность, дух сопротивления врагу, оптимизм. Спасала также и приобщенность к культуре — ведь даже 23 ноября 1941 года я слушала «Травиату» в промерзшем и обстреливаемом филиале Мариинки.

Нам, нашему поколению, довелось из последних сил, но все-таки спасти наш город и мир от фашизма. Согласна с историками, считающими что блицкриг был сорван именно под Ленинградом, а иной тип войны Гитлер выиграть не мог.

Думаю, что вам, нашим внукам, тем, кому сейчас 20–30 лет, предстоит не менее ответственная задача — спасти от гибели человеческую цивилизацию. Если мы верим ученым, а теперь и своим глазам, то эта задача встала непосредственно.

Десятилетие назад «Союз обеспокоенных ученых» предупреждал: «Человек и природа вот-вот столкнутся». Антрополог Лики призывал: «Перемены или гибель». А.Д.Сахаров в середине 70-х в работе «Мир через 50 лет» писал: «Чувство удрученности и ужаса охватит каждого, кто представит мир через 50 лет». Теперь уже через сколько?

Вам предстоит спасти Землю, которую губят современные люди. Они безумны? По крайней мере — не разумны. Но ведь мы, люди, определены наукой как ХОМО САПИЕНС — человек разумный. Не иначе как происходит «расчеловечивание» современных людей. Не страшнее ли это нашествия фашистов?

Ведь ныне люди губят не только природу, но и самих себя, и своих детей. Губят вреднейшим образом жизни — передозировками всего и вся: еды, питья, развлечений, кроме одного — не хотят думать. Предоставляют думать за себя рекламе, моде, ТВ и всем видам СМИ. И те эту работу охотно берут на себя, убеждая всех и каждого: БЕРИ ОТ ЖИЗНИ ВСЕ.

Что нам предлагают брать? Самоублажать свою плоть и эмоции низшего порядка. Для чего, конечно, необходимо выключить интеллект, духовную сферу жизни.

Кому это выгодно? Очевидно — бизнесу. Для непрерывного получения прибыли надо непрерывно продавать все произведенное. И герой бизнеса — неуёмный потребитель, главное удовольствие которого — шоппинг.

Подойдут на эту роль мыслящие люди? Никак. Они даже опасны — задумаются еще о смысле жизни, будущем мира... Вечен ли капитализм? Об этом ведь сейчас не принято думать.

Люди теперь делают то, что им указывают — прежде всего через ТВ, — о чем надо думать, а о чем — нет. Мода существует не только на одежду, стиль поведения, музыку, книги, но и на общественные взгляды. Даже на то, кто из известных в истории людей выражает «лицо России».

Манипулирование нашим сознанием ныне есть самая большая опасность. И потому проблема номер один — не допускать выключения собственного сознания.

Надо не лениться думать самим! Только тогда мы не допустим самодеградации, сохраним в себе «человека разумного». Ведь известно, что атрофируются от неупотребления все органы, даже наш прекрасный мозг. (Едва ли можно отнести к работе мысли рассуждение над узкоделовыми вопросами или компьютерные игры.)

Убеждена, что спасение от экологической и человеческой катастрофы заключается прежде всего в том, чтобы больше ДУМАТЬ САМИМ.

От этого зависит судьба ваших детей и внуков. Во время войны, нередко прощаясь с жизнью, мы думали, что если погибнем, то ради вас, неизвестных нам, но обязательно прекрасных будущих людей. И, признаюсь, особенно горько бывает узнавать, что и в нашем городе убивают людей за другой цвет кожи....

«Наши внуки проклянут нас», — сказал принц Чарльз, узнав как, пожадничав, мало оставили внукам невозобнавляемых природных богатств его и старшие поколения. Теперь речь идет о вещах куда худших — о разорении Земли.

«Что ждет наших правнуков?» называется самая тревожная глава моей книги. Я в ней думаю не только о своих правнуках — у меня их трое — а обо всех детях нашей планеты, о ваших детях и внуках.

Есть ли вопрос важнее? Его решение зависит только от вас.

В нашем городе идет сейчас борьба за сохранение его красоты от газпромовской башни. «Новое время требует новых символов, новых доминантов», — сказал идеолог башни Миллер в конце 2008 года.

Может быть, он прав... Раньше на Неве доминировала красота. Башня станет олицетворением всевластия богатства, его символом.

В войну я защищала город от фашистских бомб, теперь хожу на марши несогласных, чтобы не допустить превращения города Пушкина в город Газпрома, башня которого станет символическим утверждением господства мира алчности над миром духовности.

И потому эта борьба сейчас — передний край сопротивления.

Люди выбирают один из двух типов жизни: САМОУБЛАЖЕНИЯ или САМОРЕАЛИЗАЦИИ. Первые стремятся побольше ВЗЯТЬ для ублажения своей плоти, эмоций не высшего пошиба. Вторые предпочитают ДАТЬ людям то, на что они способны, путем реализации своих дарований.

Одни получают кайф от вкусненького коктейля или чего-либо подобного, другие, по словам Блока, от «восторга творческого чаши».

Много лет назад я прочла одну фразу, ставшую для меня счастливым открытием. «Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека».

Эта мысль Маркса выражает суть подлинного гуманизма, поскольку ТВОРЧЕСТВО есть главная составляющая человеческого счастья.

Вторая его составляющая — ЛЮБОВЬ. Разумеется, не та, которой «занимаются», а подлинная, неизвестная многим «любвеобильным» бедолагам.

Та самая, которая, зачастую романтическая, платоническая, может сделать человека счастливым даже в самых бедственных условиях. Так было со мной во время войны, что отразила запись в дневнике: «Я счастлива, счастлива, счастлива.»

Да, любовь и творчество — два кита, на которых держится счастье людей. По-моему, счастье — это состояние души человека, а душу я понимаю как мир наших мыслей и чувств. И верую в активного человека, живущего по прекрасной заповеди: ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО ТВОЕГО, КАК САМОГО СЕБЯ».

Самого же себя человек прежде всего должен уважать, любовь к себе есть нарциссизм, по мнению Эриха Фромма.

Моя крайне тяжелая жизнь свидетельство тому, что и при трагических обстоятельствах можно быть счастливой. Свою книгу я так и назвала «Быть счастливой в безумном мире ?»

Горести для меня начались еще до войны, в 37 году, когда мне было 16 лет и навсегда увели отца, которого мы с сестрой горячо любили, он стоил того. Недоумение — за что?

49 год — расстрелян, как враг, любимейший профессор, ректор ЛГУ А.А.Вознесенский, воплощавший для меня идеального человека.

91 год... — «Люди сметки и люди хватки победили людей ума...» (Борис Слуцкий.)

Новый период ударил по человеку — потери количественные (700 тысяч в год) и качественные — из-за обвала культуры.

Что бы сейчас сказал Ломоносов, которого очень беспокоило «сохранение народа»?

Не время ли вам, молодым, взять на себя эту заботу — сохранения, СПАСЕНИЯ ЛЮДЕЙ?

Но для этого БЕЗУМНЫЙ МИР надо ПРЕВРАТИТЬ В РАЗУМНЫЙ.

Как? ВАМ РЕШАТЬ.  

08.04.09.
Людмила Эльяшова,
выпускница Исторического факультета ЛГУ