уходящая натура

Вовсе не маленькое чудо архитектуры

Последнее десятилетие для «небесной линии» Петербурга стало фатальным. Строительство таких псевдоархитектурных монстров, как «Монблан», «Финансист» и некоторых других, клички коих не хочется даже вспоминать, сильно подорвало облик культурной столицы, именно как столицы выверенного и пропорционального градостроительного силуэта. Между тем до революции существовал свой «высотный регламент», принятый еще в 1844 году — не строить домов выше Зимнего дворца, имеющего от земли до карниза 23,5 метра. В эпоху капитализации начала XX века начались эксцессы. Наиболее известный — история строительства здания компании «Зингер», первоначально планировавшегося 11-этажным, но впоследствии сильно пониженным. И тем не менее…

Проспект Римского-Корсакова. Дома №3 и №1. Будто бы одинаковая высота... Пр. Римского-Корсакова, 3 (справа).Слева — отель «Амбассадор».

Проспект Римского-Корсакова. Дома №3 и №1. Будто бы одинаковая высота...

Пр. Римского-Корсакова, 3 (справа).Слева — отель «Амбассадор».

Первый внутренний двор. Второй внутренний двор. Пр. Римского-Корсакова, 3. Мансарды.

Первый внутренний двор.

Второй внутренний двор.

Пр. Римского-Корсакова, 3. Мансарды.

Тем не менее, хочется привести читателя к дому №3 по проспекту Римского-Корсакова. Дом этот выстроен в 1914 году по проекту архитектора Виктора Никаноровича Боброва (о некоторых постройках и непростой судьбе этого мастера мы уже писали — см. «СПбУ», №18-19, 2008 г.). На первый взгляд это невысокое четырехэтажное здание с мансардным этажом, находящееся по высоте на одном уровне с соседним угловым домом №1 (арх. А.Носалевич, 1899–1900 гг.). Правда, если присмотреться, то на доме Боброва за мансардами, меж труб скрывается еще один ряд мансард, практически с улицы незаметный. Войдем же во двор дома №3. Войдем и ахнем. Перед нами открывается монументальное восьмиэтажное сооружение, и это не считая невидимых глазу мансард. В доме №3 два внутренних двора. За счет разноуровневых эркеров, лестниц Бобров создает внушительный визуальный эффект. Если добавить сюда ряды застекленных лифтов, то патриотично хочется воскликнуть: «Куда там ваш Центр Помпиду!» Что же касается мансард, то Бобров использует их столь многопланово и графически изысканно, что становятся они будто бы обиталищем романтических сказочных персонажей (не факт, правда, что они проживают там по сей день). При всем при этом столь завышенный по этажности архитектурный анклав совершенно не мешает окружающей среде, не подавляет ее, практически не заметен со стороны, в отличие от соседнего комодообразного новодела «Амбассадор». Напомним, что рядом расположены Юсуповский сад с дворцом Кваренги.

Как же удалось это вовсе не маленькое чудо архитектору Боброву? Не знаем. Видимо, он очень любил свой город.  

Александр Гущин
Фото автора