Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 1 (3787), 27 января 2009 года
27 января — 65 лет со дня снятия блокады Ленинграда

Научная библиотека университета
в годы войны и блокады

На январь 1941 года фонд Научной библиотеки университета насчитывал 2.700.000 томов, а вместе с филиалами — библиотеками восточного, филологического, исторического факультетов, Бестужевских курсов — 3.527.00. Штат библиотеки насчитывал 104 человека.

Университетская набережная и Главное здание университета до войны.

Университетская набережная и Главное здание университета до войны.

Из книги приказов № 4 по Научной библиотеке ЛГУ

Из книги приказов № 4 по Научной библиотеке ЛГУ

Л.А.Розина с бойцами подшефного госпиталя, располагавшегося на историческом факультете ЛГУ.

Л.А.Розина с бойцами подшефного госпиталя, располагавшегося на историческом факультете ЛГУ.

Директор библиотеки И.И.Корель и сотрудница И.С.Хармац.

Директор библиотеки И.И.Корель и сотрудница И.С.Хармац.

Читальный зал Научной библиотеки. 1946 г.

Читальный зал Научной библиотеки. 1946 г.

Осенью 1941 года Университет был эвакуирован в Саратов, фонды библиотеки было решено оставить, за исключением отдела редких книг и рукописей, который был вывезен в Елабугу и незадолго до окончания войны в полной сохранности возвращен. Большая часть университетских библиотекарей уехала из Ленинграда, в том числе и в Саратов, некоторые ушли на фронт, многие погибли в осажденном городе.

Зимой 1941–42 гг. в тяжелейших условиях блокады Ленинграда библиотека Университета продолжала работать. Сотрудники, оставшиеся в библиотеке, сумели сохранить коллекции. В самый тяжелый период 1941–43 гг. в фундаментальной библиотеке работала лишь небольшая группа сотрудников (по разным сведениям, от 7 до 13 человек) во главе с директором Иваном Ивановичем Корелем. Это были: Анна Герасимовна Сиротская, Екатерина Павловна Прохорова, Надежда Александровна Кузьмина, Нина Павловна Куремирова, А.М.Снисаренко, Людмила Евгеньевна Шерцер (Петрова), Е.М.Крутовских, Софья Николаевна Эрбатова, Е.Н.Кандзеробская, Анна Ивановна Швечкова, Лидия Александровна Розина, Ида Соломоновна Хармац, Ира Карловна Дашкевич, Мария Яновна Шутихина, Л.В.Каниовская.

Обслуживание немногочисленных сотрудников университета проводилось лишь эпизодически, но большое внимание уделялось раненым бойцам в госпитале, организованном в здании Исторического факультета Университета. Для них подбирались книги, библиотекари ходили по палатам, раздавали и вновь собирали книги, приводили читки книг и газет, писали письма.

Предметом особой заботы было сохранение книг основного фонда, что представляло большую сложность в условиях неотапливаемых, сырых и обстреливаемых помещений Университета. Текущее комплектование фондов, естественно, не проводилось, не поступал до 1943 года и обязательный экземпляр, но принимались отдельные частные библиотеки профессоров университета. Всего за годы блокады поступило порядка 25 тыс. книг. Обработка принятой литературы проводилась лишь частично (основное сокращенное описание), карточки расставлялись отдельным рядом. Можно лишь поражаться самоотверженности истощенных, измученных людей, которые в насквозь промерзших зимой, сырых в остальное время помещениях находили в себе силы обходить книгохранилища, искать или принимать книги, наводить необходимые библиографические справки, читать бойцам вслух или писать за них письма, и, главное, оберегать богатейший фонд университетской библиотеки.

 

Из доклада, сделанного 16 февраля 1944 года в Государственной Публичной библиотеке им. М.Е.Салтыкова-Щедрина:

«К началу 1942 года в библиотеке осталось 7 человек (против 104), которые оказались среди груды книг, оставшихся в различных стадиях незаконченной обработки, лежавших в беспорядке на столах выбывших сотрудников. Все это, перемешанное с возвращенной и не разобранной литературой, представляло картину полного хаоса. Не меньший хаос царил и в университетском коридоре, где в разбухших от сырости шкафах виднелись примерзшие друг к другу книги и журналы, покрытые плесенью. В 1942 году была произведена массовая приемка литературы от читателей, так как началась эвакуация Университета в Саратов. Малое количество работников и тяжелые местные условия сделали расстановку возвращенных книг и журналов совершенно невозможной.

В силу причин, обусловленных военной обстановкой 1941–1942 гг., Библиотека Университета оказалась в угрожающем состоянии. Отсутствие отопления и освещения, 102 выбитых окна, покосившиеся от взрывной волны от упавшей напротив авиабомбы ряды стеллажей, пронизывающий холод и сырость совершенно парализовали жизнь в библиотеке, которая окончательно замерла в связи с громадной заболеваемостью и смертностью работников. К началу 1942 года из 104-х штатных работников в библиотеке осталось 7 человек.

В феврале 1942 года началась вторая волна эвакуации Университета в Саратов. Была проведена массовая приемка литературы и выдача справок выбывавшим читателям. Расстановка возвращенных книг (около 6000 экз.) была невозможна, что привело к огромному скоплению литературы; такую же гору представляли скопившиеся за несколько месяцев обязательные экземпляры.

Задача оставшихся библиотекарей сводилась к одному — спасти библиотеку. Прежде всего, библиотекари приступили к офанериванию окон. Вслед за этим началась борьба с плесенью, особенно распространившейся в книгохранении первого этажа. Все пораженные плесенью книги и журналы были перетерты раствором формалина. Работники библиотеки вынесли горы битого стекла и известки.

В течение 8 месяцев 12 человек занимались расстановкой книг. Одновременно были освобождены 22 шкафа университетского коридора, находившиеся в угрожающем состоянии из-за сильно протекающего потолка. Книги приходилось осторожно выдергивать железным колом, отделять друг от друга переплеты и скалывать кусочки льда. Книги были перенесены и расставлены на столах и скамьях в помещениях бывшего биофака».

 

Но сильнее любого отчета и доклада свидетельствуют о том времени скупые канцелярские записи из Книги приказов по Научной библиотеке. За этими записями — сотрудники библиотеки. Они жили, работали, умирали. Уезжали в эвакуацию. В самые тяжелые месяцы зимы 1941–42 гг. они болели, и, не имея сил ходить на работу, брали дни за свой счет. Им объявляли выговор за пятиминутное опоздание. Весной 1942 года стало ясно, что многих нет в живых. Оставшиеся были переведены на физическую работу по переноске книг.

Нельзя без волнения читать короткий, но необыкновенно выразительный отчет за 1943 год о том, как много было сделано горсткой измученных людей. И в основной своей части фонд был спасен. Погибла лишь некоторая часть газетно-журнального фонда, так как в связи с установкой амбразур фонд был сложен в штабеля, а в помещениях первого этаже полопались замерзшие трубы, и часть фонда была залита водой. Несколько сократилось собрание художественной литературы, так как многие издания были переданы уезжающим в глубокий тыл госпиталям. Хуже дело обстояло с документацией. Очевидно в этот период были утрачены старые инвентари — шнуровые книги и часть штандкаталогов. Ряд каталогов и картотек оказались разрушенными. В хаотическом состоянии оказался полумиллионный обменный фонд.

Но благодаря усилиям библиотекарей к марту-апрелю 1943 года библиотека начала принимать свой прежний облик и стала оживать. Возобновляется, правда, в миниатюре и несовершенно, комплектование. С марта по декабрь 1943 г. было закуплено около 5000 экземпляров книг на сумму 8700 руб. В начале марта 1943 г. начата их обработка и обучение сотрудников. «Обучаемые усвоили основные правила картописания, овладели библиотечным почерком и приступили к работе под контролем более опытных работников».

Штат библиотеки был разбит на две бригады, которым было поручено следить за состоянием фондов и при первых признаках появления плесени принимать меры.

В течение 1943 года сотрудники выделили 17000 экз. книг и учебников из дублетных фондов для освобожденных областей. СССР И совершенно фантастическая деталь — выявлены должники за 5 лет, письменно оповещено 500 читателей.

С марта 1943 года сотрудники библиотеки бригадой из 5 человек самоотверженно обслуживали больных бойцов и офицеров подшефного госпиталя. Для этой цели был выделен передвижной фонд в количестве 800 экземпляров. Каждому библиотекарю приходилось обслуживать от 10 до 15 палат, и они вкладывали в свою работу много душевных сил и участия.

Несмотря на законсервированное состояние, библиотекой обслужено в 1943 году 58 читателей и выдано 532 экземпляров книг, дано 15 библиографических справок. По требованию Университета, эвакуированного в Саратов, было подготовлено и отправлено 60 книг и журналов по заявкам профессуры.

Коллектив Научной библиотеки. Фото 1950-х гг.

Коллектив Научной библиотеки. Фото 1950-х гг.

Да, книги для читателей выдавались! Пусть мало, но — выдавались. Причем надо помнить, что сотрудники Университета в блокадных условиях выполнили около 200 научно-исследовательских работ оборонного характера — изыскание заменителей пищи и медикаментов, новых видов сырья и топлива, расчеты и конструирование военной техники, изучение отравляющих веществ и защита от них, терапия газовой гангрены… Никто не знает, сколь велика роль в этих разработках людей, обеспечивших исследователей необходимой литературой…

 

Из Отчета о работе библиотеки за 1943 год:

«...Весь коллектив библиотеки в течение всего 1943 года не только добросовестно относился к делу, но многие из товарищей выказали много любви и преданности делу и работали, не считаясь с представлявшимися подчас трудностями…»

В 1944 году Университет возвратился в Ленинград. Необходимо было разобрать и расставить значительную часть фонда, привести в порядок помещения. В солнечные дни библиотекари при участии студенческих бригад устраивали грандиозные просушки книг на крыше галереи Главного здания. Особо следует отметить, что основные книжные ценности и рукописи за период войны и блокады не пострадали. В блокаду погибло по различным причинам свыше 40 000 книг и журналов, позднее более 25 000 было выделено для пострадавших библиотек университетов Тарту, Петрозаводска, Львова и для Ленинградской области.

Из статьи директора Научной библиотеки университета О.Л.Вайнштейна, опубликованной в газете «Ленинградский университет» 7 сентября 1944 года:

«Несмотря на тяжелые условия в осажденном городе Ленина, несмотря на разрушительное действие холода и сырости, трехмиллионный фонд библиотеки Университета находится в удовлетворительном состоянии. Это — заслуга тринадцати библиотекарей, оставшихся на своих постах, результат неусыпных забот маленького героического коллектива служащих библиотеки».

И закончить свой рассказ я хочу групповой фотографией коллектива Научной библиотеки начала 50-х годов. На ней много знакомых вам лиц — это сотрудники, поступившие на работу в 1944–45 годах и проработавшие до 70-х, 80-х, а иногда и 90-х годов.  

Материал подготовила М.Э.Карпова
Фото из архива библиотеки

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков