Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 5 (3791), 30 марта 2009 года
Университет и мир

Мы говорим: Петербург —
подразумеваем Университет

Полтысячи слушающих. Огромный зал размером в пять наших актовых, где сидящие на задних рядах даже не видят выступающего. И восхитительное осознание того, что несколько минут ты будешь вещать на весь мир. Тебя услышит мировая переводческая элита…

А.В.Ачкасов

А.В.Ачкасов

Об этом вспоминает профессор Андрей Валентинович Ачкасов, заведующий лабораторией письменного перевода, заместитель директора Института письменного и устного перевода им. А.В. Федорова Факультета филологии и искусств. Его доклад «Оценка качества переводов в России» в январе 2008 года на международном форуме CIUTI в Женеве был лишь первым шагом на долгом пути. Декан Факультета филологии и искусств Сергей Игоревич Богданов поставил задачу: вступить в CIUTI. Об успешном финале мы узнали недавно: в конце 2008-го факультет был принят в международную переводческую ассоциацию. Этим по праву можно гордиться — ведь в последнее время в CIUTI принимают только по одному участнику из страны. И Россия в этой престижной организации представлена именно Санкт-Петербургским университетом.

— Что такое CIUTI? Что в ней особенного, чем она отличается от других ассоциаций переводчиков?

— Это Постоянная международная конференция университетских институтов перевода. Собственно, она не является ассоциацией переводчиков — вроде тех, которые помогают переводчикам трудоустроиться или защищают их права, например, национальные союзы переводчиков или FIT (Federation Internationale des Traducteurs, Международная федерация переводчиков), — отвечает Андрей Валентинович. — CIUTI объединяет наиболее крупные и значимые школы перевода, дает возможность профессионалам обсудить различные тенденции, которые сейчас существуют в области преподавания перевода и переводческой практики в мире.

 

О нелегкой процедуре приема Факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского университета в CIUTI рассказывает А.В.Ачкасов:

— Это был достаточно долгий процесс, который занял около года. Вначале был дружественный визит председателя CIUTI г-жи Hannelore Lee-Jahnke, профессора Женевского университета, автора многочисленных работ по переводоведению, и генерального секретаря CIUTI профессора Мартина Форстнера. Они получили всю интересующую их информацию об Университете, осмотрели классы письменного и устного перевода и признали, что Факультет филологии и искусств СПбГУ потенциально может претендовать на членство в конференции. А затем, собственно, началась долгая процедура вступления в организацию. Прежде всего, был подготовлен объемный пакет документов, содержащий подробную информация о факультете, его профессорско-преподавательском составе, научной работе, учебных планах, содержании занятий и экзаменов.

CIUTI (Conference internationale permanente d’instituts universitaires de traducteurs et interpretes) возникла в шестидесятых годах прошлого столетия (устав был принят в Триесте в 1964 году). Сейчас ее главный офис находится в Женеве (Швейцария). На данный момент участниками этой конференции являются 18 стран: Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Канада, Китай, Корея, Ливан, Норвегия, Россия, Словения, США, Франция, Чехия, Швейцария.

Затем наступил самый ответственный момент: к нам дважды приезжали наблюдатели из CIUTI — Эрих Прунч (Университет г.Граца) и Владимир Кутц (Лейпцигский университет), которые посещали занятия, просматривали дипломные и курсовые работы за несколько лет, беседовали со студентами, интервьюировали преподавателей и присутствовали на сдаче государственных экзаменов. Естественно, сами они — действующие переводчики и профессора, хорошо знающие русский язык (таково одно из условий CIUTI: наблюдатель должен профессионально владеть языком страны, которую проверяет). Они проверяли соответствие программы подготовки переводчиков факультета европейским стандартам и нашли у нас ряд преимуществ.

Проверка была жесткой: они приходили на любой экзамен без предупреждения и контролировали, насколько спрашиваемое соответствует тому, что объясняли на занятиях. Договориться с ними о том, какую группу и когда они будут проверять, было практически невозможно: они могли пообещать прийти на один экзамен, а потом внезапно нагрянуть на другой.

К счастью, факультету и Университету удалось выдержать проверку на прочность. По результатам своего пребывания комиссары написали отчет, который был представлен на очередном совещании, а потом и на генеральной ассамблее членов CIUTI. По результатам голосования факультет подавляющим большинством голосов был принят в члены этой организации. И мы, конечно, этому рады: теперь члены CIUTI и переводческая элита Запада знают одну русскую школу перевода — именно школу перевода Санкт-Петербургского университета.

Официальными представителями факультета и Университета в CIUTI являются заместитель декана по учебной работе профессор Виктор Иванович Шадрин и заместитель декана по международным связям и маркетингу профессор Михаил Александрович Марусенко. Под их руководством шла вся подготовка факультета к вступлению в CIUTI.

— Я слышала, что методика обучения переводу в России отличается от европейской: там учат переводу тех, кто уже знает язык…

— Да, система обучения переводу в нашей стране не похожа на западную. Дело в том, что у нас долгое время считалось, что переводить может всякий, кто знает иностранный язык. Хотя, конечно, это было так же абсурдно, как, скажем, утверждать, что каждый, кто умеет писать, — писатель. На Западе переводу обучают преимущественно тех, кто уже владеет иностранными языками. А в России одновременно учат и языку, и переводу — такова традиция российской школы подготовки переводчиков. И это, кстати, вызвало удивление и вопросы проверяющих CIUTI. В Университет на переводческие отделения абитуриенты приходят со школьным знанием иностранного языка, которого недостаточно для того, чтобы сразу учиться переводу.

В FIT представлены около сотни стран, среди которых есть и участники из Южной Америки и Океании. То есть в эту организацию, судя по всему, принимаются переводчики любых мастей и любых уровней, это своего рода «клуб по интересам». Другое дело — CIUTI, которая жестко тестирует вступающие в нее страны. Чтобы получить ее членство, институтам приходится доказывать их право считаться школой перевода. Да, в CIUTI, кроме западных стран, принимают участие Китай, Корея и Ливан — значит, и у них есть достойные школы перевода. Хотя, конечно же, восточная система преподавания перевода существенно отличается от западной, у них иные методы преподавания и стандарты.

В Европе все по-другому: там почти вся молодежь свободно владеет английским. У европейцев шире контакты (у студентов есть возможность учиться не только в родной стране), там много смешанных семей. В общем, в итоге получается забавная ситуация: у нас знания студентов-переводчиков проверяются на выходе из Университета, а там желающих учиться, скажем, синхронному переводу, тестируют при поступлении в вуз.

— Что дает членство в CIUTI?

— Формально участие в CIUTI является международной аккредитацией программы подготовки переводчиков на факультете. Возможно, что в дипломе выпускников может появиться строчка о том, что наш факультет является членом этой организации.

Любопытная подробность: теперь мы можем проводить экспертизу других школ перевода. Так, например, кто-нибудь из нашего Института может поехать и критически оценить, как преподают русский перевод, скажем, в каком-нибудь университете США, а потом сделать заключение о том, насколько их деятельность можно назвать школой перевода.

Но для нас самое важное то, что факт участия в CIUTI поднимает международный статус СПбГУ. Теперь на Западе знают, что в Петербурге есть собственная школа перевода, получившая признание в Европе.  

Маргарита Голубева
Фото Андрея Дубровского

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков