дискуссия

Мифотворчество
и пенсионное обеспечение в России

Такой вот есть современный взгляд на жизнь: надо ежемесячно честно отчислять некоторый процент от зарплаты и от доходов в Пенсионный фонд (ПФ), чтобы потом, когда наступит старческая немощь, использовать накопленные в ПФ средства для обеспечения себе достойного существования. И так — очень прогрессивно.

Представляется, однако, что накопление каких-либо средств в ПФ и сопутствующий «прогресс» — не более чем мифы.

0. Когда на протяжении десятилетий проезд в метро обходился в 5 копеек, свинина в 2.20 за 1 кг, апельсины 1.40 за кг и т.п., то есть когда были «очень плохие» нерыночные цены на все, было хотя бы приблизительно понятно, какая должна быть пенсия, чтобы не голодать. Мудрые партия и правительство постановили: 80% от зарплаты с потолком 150 руб., с исключением для очень хороших людей. А некоторые сообразительные граждане, не попавшие в категорию очень хороших людей, подкапливали в сберкассах или в чулках деньги на черный день и на похороны, то есть создавали, как сейчас сказали бы, индивидуальные ПФ.

1. В 1991 году индивидуальные ПФ съела инфляция. Сообразительным гражданам осталось только позавидовать менее сообразительным.

2. В эпоху СССР, хотя формально и устанавливалось золотое содержание рубля, обмен денег по декларированному курсу был невозможен. Более существенным было иное. Государство декретировало фиксированные на длительное время цены на все товары, производимые госпредприятиями и колхозами (более 90% всего ВВП). Что превращало денежную купюру, лишенную какой либо потребительской ценности, в долговую расписку государства, выдаваемую населению за работу. В редких случаях, при расчете с немногочисленными частниками, рубль становился «всеобщим эквивалентом» потребительской ценности.

Понимание бумажного рубля как долговой расписки, а тем более электронного рубля, позволяет несколько по иному взглянуть на оборот денег в стране. В момент выдачи заработных плат в госучреждениях и госпредприятиях происходит эмиссия денег. При сборе налогов и покупке продукции госпредприятий происходит погашение денег — долговых расписок. Важнейшей функцией Планфина СССР было соблюдение баланса между эмиссией и погашением.

Драматическая инфляция 90-х маскирует качественное перерождение рубля. Отказавшись от государственных цен и от золотого обеспечения рубля, государство тем самым отказалось и от связи рубля с какой-либо материальной ценностью. С купюр исчезли все обязательства эмитента — Банка России. Таким образом, рубль стал долговой распиской ни в чем, а его покупательная способность определяется лишь отношением ВВП к объему ежемесячной денежной эмиссии и объемом ее погашения.

Понятно при таком раскладе, что покупательная способность всего объема ежемесячной эмиссии остается неизменной при неизменности ВВП. То есть увеличивается, к примеру, зарплата учителям. Все рады, но общее потребление не меняется, следовательно, учителя стали жить заметно лучше, а прочие — чуть беднее. С миру по нитке — бедному рубашка.

3. И вот при таких играх с эмиссией-погашением денег предлагается копить их на старость в ПФ! Вернуть бы для начала в реальном размере индивидуальные ПФ 80-х, пока еще не все их создатели умерли. Уподобив когда то народ страны деревянному Буратино в сфере хранении ценностей, грустно теперь требовать от него закопать деньги в ту же ямку.

4. Взглянем на ситуацию пошире. Кто, собственно, обеспечивает жизнь стариков? Какие бы финансовые схемы и спекуляции, ПФ и индивидуальные ПФ, или советские 80% ни реализовались — ответ убийственный по простоте: следующее поколение. Его не будет — никакие миллионы, никакие прежние труды не заменят живой труд. На сухарях долго не протянуть. Именно следующее поколение и есть то, что реально обеспечивает существование пенсионеров. Назовем его биологической составляющей пенсионного фонда (БСПФ). А общая величина настоящего пенсионного фонда (НПФ) определяется как произведение БСПФ на среднюю долю отчуждения живого труда (ДОЖТ) от каждого трудящегося в пользу пенсионеров. Т.е.

ПФ = БСПФ ? ДОЖТ.

5. Здесь мы не будем касаться весьма разработанного свода правил назначения пенсий. Отметим лишь, что ДОЖТ является некоторой суммарной функцией этих правил, а также то, что чем выше ДОЖТ, тем лучше будет житься пенсионерам и тем хуже — трудящимся. Существует, видимо, какой-то порог для этой доли, после превышения которого трудоспособное население начнет просто утекать за рубеж.

6. В XIX веке связь между поколениями была жесткой. Общественный уклад и мораль однозначно понимали сыновний долг как заботу о родителях до их кончины. Государственные пенсии назначались в редких случаях. Массовое разрушение жестокой зависимости «бездетная семья — бедная старость» началось в СССР назначением пенсий работникам госпредприятий и организаций. Колхозники оставались без пенсий вплоть до конца 50-х.

Появление государственной бюрократии в качестве посредника в передаче результатов труда детей их престарелым родителям вполне резонно в урбанизированном и мобильном обществе, где жизнь часто разбрасывает ближайших родственников на большие расстояния. Но есть у этой государственной милости и весьма мрачная обратная сторона.

Экономический интерес к рождению и воспитанию собственных детей сменился на противоположный экономический интерес: с рождением ребенка уменьшается семейный душевой доход, семья беднеет. К этому добавилось моральное угнетение родителей лицемерной пропагандой счастливого детства. Каково было слушать лозунги типа «Сын за отца не отвечает» или «все лучшее — детям» в семьях крестьян, где похлебку из одного котла черпали ложками строго по очереди и первым — Кормилец! Напомним, что в то время процентов 80 населения составляли крестьяне и недавние выходцы из крестьян.

7. А какой экономический интерес одного субъекта нынешнего поколения в численности последующего поколения? Оказывается, прямой. Действительно, чем меньшее количество пенсионеров приходится на одного работающего, тем больше живого труда придется на одного пенсионера, при неизменной ДОЖТ.

Однако нетрудно понять, что личный вклад к численности следующего поколения ничтожен, сколько бы семья ни старалась. Таким образом, суммарно за всю жизнь родители понесут экономический ущерб от каждого рожденного ими ребенка. Интересы семьи и того поколения, которому она принадлежит, оказываются антагонистическими.

8. Тем самым нарушен основной принцип «свободного общества»: достижение личной выгоды должно быть выгодно для всего общества — и, естественно, обратно. Нарушение этого принципа в каком либо обществе приводит к его деградации с последующей ликвидацией.

9. Представляется, что несложно покончить с этим экономическим антагонизмом семьи и общества. Непосредственные выплаты за рождение и воспитание ребенка вряд ли существенно замедлят вымирание населения: малых сумм недостаточно, а тех, которые реально поспособствовали бы приросту, в государственной казне не найдется. Реально и, что, видимо, более справедливо, было бы связать размер пенсии с количеством выращенных детей. Например, за каждого ребенка по 50% добавки к базовой пенсии. Но это лишь к примеру, а вообще — какой должна быть конкретная связь — тема для дискуссий. Ныне она просто отсутствует.

10. В заключение немного о справедливости нынешнего пенсионного обеспечения. Сейчас в России показатель суммарной рождаемости 1.3, то есть на одну женщину к концу ее жизни приходится 1.3 ребенка. Не будем усложнять картину десятыми долями, рассмотрим ситуацию, когда был бы лишь один ребенок, суть от этого не изменится.

Этот один среднестатистический ребенок, став взрослым, за свою трудовую жизнь должен обеспечить существование двух среднестатистических родителей от выхода на пенсию до конца их жизни. Если же у конкретных родителей детей не было, то чужой ребенок должен обеспечить их пенсионное существование. А если, напротив, у них было двое, трое или более детей, то, соответственно, 1, 2 и более их повзрослевших детей будут обеспечивать чужих им пенсионеров.

Такой расклад не смотрится справедливым. Так, когда речь идет об обеспечении детей алиментами, то взыскиваются они в виде фиксированного процента от доходов родителя, а не от некоторой средней по стране заработной платы или же в виде прожиточного минимума, хотя дети куда более равны друг другу, чем люди на склоне жизни. То есть алименты не складываются в общий котел и не раздаются потом поровну. Это считается справедливым не только в РФ, но и во всем мире. Не будет ли больше справедливости и в более симметричной схеме возврата сыновнего долга? Например, такой, какая предложена в п.9?  

С.Е.Михеев,
профессор кафедры информационных систем
Факультета ПМ-ПУ