Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 2-3 (3788-3789), 20 февраля 2009 года
студенты: прошлое и настоящее

Тобиас Кёнигфельс —
любознательныйстудент и ученик Ж.-Н.Делиля

Подготовка к астрономической экспедиции 1740 г. велась Императорской Академией наук в Санкт-Петербурге основательно. Ученые хотели достичь расположенного у Северного Полярного круга города Обдорска, чтобы наблюдать там за прохождением Меркурия по диску Солнца. Это редкое астрономическое явление должно было произойти 22 апреля 1740 г. Вблизи Обдорска его можно было изучать в течение трех часов, тогда как, к примеру, у Архангельска лишь около четверти часа.

Рисунок Т.Кёнигфельса из дневника путешествия 1740 г.

Рисунок Т.Кёнигфельса из дневника путешествия 1740 г.
Надписи на рисунке: В верхней части: 25 мая. Вид с востока на Шорскарский Погост на Оби с расстояния в 20 шагов. В средней части, справа: Расстояния К. a.b.c.d. Дом священника — с.

Руководителем экспедиции был известный астроном Жозеф-Никола Делиль (1688–1768). Будучи уже сложившимся ученым, членом Королевской академии наук в Париже и профессором математики Королевского коллежа, Ж.-Н.Делиль прибыл в Петербург по личному и настойчивому приглашению Петра I. Российский император встречался с ученым во время своего пребывания в Париже в 1717 г. и сумел увидеть в нем будущего организатора астрономической школы в России, это способствовало бы созданию в стране научной картографии и дальнейшему развитию навигации.

ИЗ «ПУТЕВОГО ДНЕВНИКА» 1740 ГОДА:
<…>19-го же марта в 11 часов вечера мы подъехали к Соликамску, жители которого обходительны и состоятельны. Там есть 7 каменных церквей, также каменный монастырь, канцелярия и множество красивых домов, тоже каменных. За городом расположены солеварни господина барона Строганова, называемые Новая Соль <…>
24-го в 9 часов утра прибыли мы в Тюмень, город, значительно превосходящий размерами Туринск, со множеством каменных домов. Этот город построен так, что представляет собой огороженный четырехугольник, по углам частокола высятся деревянные башни…
30 марта в 3 часа пополудни мы сменили нескольких уставших лошадей на свежих, что произошло в Мурзинской Юрте, в 12-ти верстах от Демьянского яма. Здесь же мы встретили первых крещёных остяков, принявших греческое вероисповедание. При подъезде к этому месту мы встретили 5 нарт, то есть саней с упряжкой в 5 или 6 собак. Каждая собака была опоясана ремнём и привязана к нартам верёвкой. 2-3 человек, все в одеждах из лосиных шкур, шли рядом пешком и управляли собаками, которые были довольно крупными, остромордыми, с длинными заострёнными ушами, весьма отличными от европейских пород и внешне почти такими же, как волки.

31 марта <…> В 2-х верстах от Филинского Повода повстречался нам остяк, передвигавшийся на чем-то вроде полозьев; при этом передвигался он с помощью собаки. Через переводчика мы поинтересовались, куда он держит путь. Он отвечал, что идет на охоту. В руках у него был кедровый лук и палка, выточенная в форме заступа; нижний конец палки оснащен заостроенной костью в виде зуба и деревянным кольцом, поперек которого натянуты ремни, само же кольцо накрепко привязано к нижнему концу палки, чтобы держаться на снежной поверхности, не утопая в снегу. Другой конец, имеющий форму заступа, служит, как он объяснил, для того, чтобы разрывать снег и устраиваться в нем таким образом на ночь, если ночь застает его в лесу. На правом плече у него приторочен колчан из оленьей кожи со стрелами <...>

14-го (мая), находясь примерно в 150’ от берега реки Сосьвы, я начал рисовать вид Берёзова, расположенного на верхней части горы по южному склону; я закончил эту работу в тот же день, но только в карандаше.
25 мая. <…> После ужина мы попрощались и, желая немного размяться, прогулялись у подножия горы вдоль Оби; я же наскоро, но со всей тщательностью изобразил Погост <…> По разграничению нынешних географов, которые сделали Обь границей между Азией и Европой, Погост этот находится в Азии. Я же считаю, что Тобольск, стоящий на Иртыше, так же как и его татарское население с их обычаями и нравами, должен все-таки считаться городом азиатским, и не европейским и что эти географы слишком далеко продвинули границу Европы, отнеся ее до самой Оби.

В Петербурге по настоянию французского ученого над зданием Императорской Академии наук была построена трехэтажная башня, в которой поместили обсерваторию, оборудованную в соответствии с последними достижениями научного прогресса. Вскоре достижения российских астрономов, учеников Ж.-Н.Делиля, стали широко известны в Европе. Профессор считал, что не только лекции по астрономии, но и участие в академических экспедициях важны в образовательном процессе. И поэтому не случайно одним из наиболее активных участников возглавляемого им путешествия в Обдорск стал студент академического университета (Географического департамента Императорской Академии наук) Тобиас Кёнигфельс.

Кёнигфельс родился в 1716 г. в Вологде (по другим сведениям — в Риге). Он причислял себя к «лифляндской нации», его отец был купцом. В течение некоторого времени Кёнигфельс обучался в городе Галле в Саксонии, затем продолжил свое образование в качестве студента Санкт-Петербургского академического университета, куда был зачислен 20 марта 1736 г. Под руководством профессора Ж.-Н.Делиля он расчерчивал географические карты, а также вел наблюдения в обсерватории.

Накануне отъезда в астрономическую экспедицию в Сибирь Тобиасу Кёнигфельсу было выдано годовое жалованье — 200 руб. Во время путешествия ему было поручено вести дневник экспедиции. В письме президенту Императорской Академии наук барону И.А. фон Корфу профессор Ж.-Н.Делиль особо отмечал, что «Кёнигфельс единственный, кто хочет все знать, дабы описать все подробности в дневнике нашего путешествия, но все это делается партикулярно». И далее ученый продолжал: «Возможность быть одному в комнате и спокойно заниматься расчетами — преизрядное удовольствие <…>, а г-н Кёнигфельс в это время делал зарисовки и вел дневник всех событий нашего путешествия».

В дневнике Т.Кёнигфельса нашёл отражение маршрут путешествия от Санкт-Петербурга до Берёзова и обратно. Прежде всего, в нем содержатся подробные описания городов и населённых пунктов, через которые проследовала экспедиция: Чебоксар, Соликамска, Верхотурья, Тюмени, Тобольска, Самаровского яма (ныне Ханты-Мансийск), Берёзова и других. Дневник представляет собой своеобразную энциклопедию жизни, быта и традиций народов Поволжья, Урала и Западной Сибири того времени.

Любознательный студент сделал немало зарисовок пером примечательных мест России, для сегодняшнего читателя его записи — важнейший изобразительный источник по истории Сибири середины XVIII столетия. Кроме того, Т.Кёнигфельс дал очень точные и ёмкие характеристики людям той эпохи.

Что касается цели самой экспедиции — Ж.-Н.Делилем и другими её участниками были определены точные географические координаты целого ряда населенных пунктов, эти данные были использованы в дальнейшем для завершения составления генеральной карты Российской империи 1745 года. Также были проведены наблюдения физико-географического характера.

Живой соболь Двадцатипятилетняя остякская девушка

Рисунок Т.Кёнигфельса из дневника путешествия 1740 г.
Надписи на рисунке: В верхнем левом углу: 20/1 мая
В правом верхнем углу: А. Живой соболь В. Бивень мамонта D. Клык моржа весом в 1 фунт с четвертью и длиной в 18”
Под изображениями соболя и зубов: А. Этот соболь был привязан к столбу возле двери в вестибюле дома воеводы Берёзова. В. Бивень мамонта длиной в 84 дюйма и в охвате в поперечнике диаметром в 7” и в 6”. Весит более 3-х пудов. D. Обыкновенный клык моржа, который мне удалось достать. Они бывают длиной от 36 и до 40” и даже больше и могут весить от 7 до 10 фунтов.

Надписи на рисунке:
В верхней части: 15/26 мая
Двадцатипятилетняя остякская девушка, у нее в руке бурак, полный птичьих яиц на продажу. В нижней части листа: а. белый платок b. синяя рубаха c. красная лента d. юбка синяя с белым орнаментом f. бурак g. черные мягкие туфли.

Как видим, в ходе экспедиции были получены впечатляющие результаты, однако выполнить программу в полном объеме не удалось: небосвод затянуло тучами, и провести наблюдения за прохождением Меркурия по диску Солнца не представлялось возможным.

В отчете об итогах экспедиции, поданном в Кабинет министров 10 января 1741 г., Ж.-Н.Делиль высоко оценил заслуги Т.Кёнигфельса и ходатайствовал о назначении его «за сии труды» адъюнктом астрономии при Академии наук, а также просил оставить его «при себе» для подготовки уже названной выше общей карты Российской империи. Прошение Ж.-Н.Делиля вскоре получило положительное решение. Т.Кёнигфельсу было также поручено «сочинить исправную ландкарту о Сибири», за что он взялся «весьма охотно».

Однако вскоре Т.Кёнигфельс стал жертвой интриги всесильного советника Академической канцелярии И.Д.Шумахера, направленной на ослабление позиций Ж.-Н.Делиля в Академии наук. И.Д.Шумахер задумал нанести обиду прославленному астроному, притесняя его ученика Т.Кёнигфельса. Для начала он запретил адъюнкту съездить по «возникшей необходимости» на 12 дней в Нарву, а затем, ссылаясь на его нерадивость, непокладистость в работе и проявленное упрямство, перешел к крайним мерам.

5 мая 1742 г. по приказу И.Д.Шумахера Т.Кёнигфельс был взят под стражу и допрошен по поводу того, «нет ли каких академических ландкарт и географических в квартире его?». Лишь после вмешательства президента Адмиралтейской коллегии, адмирала Н.Ф.Головина адъюнкт был освобожден. Но «канцелярский деспот» И.Д.Шумахер добился своего. Т.Кёнигфельс посчитал невозможным для себя дальше работать в Академии наук, и 17 июня 1742 г., по его настоятельной просьбе, был уволен.

Вид Березова. Гравюра по рисунку Т.Кёнигфельса из книги «Всеобщая история путешествий…» (Амстердам, 1779).

Вид Березова. Гравюра по рисунку Т.Кёнигфельса из книги «Всеобщая история путешествий…» (Амстердам, 1779).

О дальнейшей судьбе Т.Кёнигфельса известно не много. Он уехал в Эстляндию, где поступил на государственную службу. В 1771г. коллежский асессор Т.Кёнигфельс направил прошение на имя императрицы Екатерины II с обоснованием необходимости опубликовать рукописную географическую карту — один из итогов сибирской экспедиции Ж.-Н.Делиля. Поднесенная императрице карта так и не была напечатана.

Европейскую известность Т.Кёнигфельсу принесла публикация в 1779 г. в Амстердаме в престижном многотомном издании «Всеобщая история путешествий» отрывка из дневника путешествия в 1740 г. в Березов на французском языке.  

С.А.Козлов,
профессор кафедры истории
и философии СПб ГТУРП;
П.А.Кротов,
профессор кафедры истории России
с древнейших времен до ХХ в. СПбГУ;
Н.В.Кирющенко,
кандидат исторических наук

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков