Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 2-3 (3788-3789), 20 февраля 2009 года

Две точки зрения на одно событие

Безруков приехал на истфак «похулиганить»

После творческой встречи с создателями и актёрами кинофильма «Адмиралъ» (мы сообщали об этом в предыдущем номере, см. журнал «СПбУ» №18/19-2008 — Ред.), один из главных актёров решил ещё раз побывать на Историческом факультете СПбГУ. Событие состоялось 18 декабря, присутствовали студенты, аспиранты, преподаватели и просто поклонники актёра, а теперь ещё и певца Сергея Безрукова.

Никто не ожидал, что Безрукову удастся настолько удивить публику. Присутствующие были восхищены великолепным выступлением Сергея. Творческая встреча была приурочена к выходу в ноябре 2008 г. авторского диска «Хулиган», с которым автор приехал на истфак, чтобы «похулиганить».

Творческую встречу Сергей Безруков открыл двумя песнями. Затем последовали стихи Сергея Есенина. Стихотворения в исполнении Безрукова были великолепны. Похоже, что в зале не осталось ни одного равнодушного человека. Зрители были в восторге. Не каждому удаётся настолько чувственно и проникновенно прочитать великого Есенина. А кроме того, Безруков исполнил песни на стихи актёра, поэта и певца Владимира Высоцкого.

Безруков рассказал о великой силе театра, поделился впечатлениями о своей работе в новом российском мультфильме «Про Федота-стрельца, удалого молодца» и новом документальном фильме «Плесень». В обоих проектах представлена не актёрская игра, а только голос Безрукова. Большинство записок актеру содержали слова благодарности за ту или иную роль. Естественно, не обошлось и без вопросов о нашумевшей роли Саши Белого в сериале «Бригада».

Заключительной точкой почти трехчасового вечера стала известная песня «…Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». После этого «звезда» поблагодарила публику и поспешила удалиться. В качестве презента актёру и певцу была преподнесена картина, выполненная в графическом жанре.

Исторический факультет продолжает организовывать творческие встречи, на которых мы с радостью хотим видеть всех желающих. Подробная информация на официальном сайте исторического факультета: www.history.pu.ru

Ирина Олешкевич,
пиар-менеджер отдела по связям с общественностью
ИАЦ Исторического факультета СПбГУ
Фото Андрея Дубровского

«Есенин похвалил бы за искренность…»

Трехчасовое выступление на Историческом факультете убедило: Сергей Безруков — многолик. Вскоре после начала встречи стало ясно: мы имеем дело не с одним человеком, а с несколькими амплуа одного актера. И далеко не всегда понятно, кого из них мы видим и слышим в данный момент. Иногда — Безрукова-артиста, который по-актерски читает стихи Есенина. Он продолжает декламировать, через минуту его мощно пробивает на слезу, и кажется, это уже не озорной артист, а обычный человек с обычными эмоциями. Еще через несколько минут из стихотворения Есенина выкидывается фраза или подменяются слова — и понимаешь, что перед нами поэтический ретранслятор. И наконец, Безруков под гитару начинает исполнять песни на стихи Есенина — мы слышим не только музыканта, но и композитора…

«Наше дело — сыграть и прожить»

В лектории истфака уважительная тишина, почти все места заняты, многие стоят. Некоторые покидают зал уже через 20 минут после начала выступления, но остальные и не думают уходить: Безруков весь такой приятный, улыбающийся, любвеобильный. Град аплодисментов ласкает артиста. Безруков поет песни из нового альбома «Хулиган», написанные им на стихи Есенина: «Вижу сон. Дорога черная…», «Королева» и другие. И все они звучат даже лучше, чем песни, которые в «Бригаде» пел Саша Белый…

Музыка заводит и самого артиста, он вертится на стуле, роняет голову на грудь, вращает шеей, хмурится, смеется. Заряжает такое crescendo, что становится страшно за диктофоны, аккуратно лежащие напротив правой колонки. Делает такое diminuendo, что затворы фотоаппаратов, кажется, разрушают экзальтацию наиболее самоотверженных слушателей.

Из 14 песен семь были на стихи Есенина, остальные — пять песен Владимира Высоцкого, «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» Олега Митяева и, конечно же, «Березы» группы «Любэ», куда же без них. Когда Безруков читал стихи, весь зал, находясь в его руках, замирал во внимании. Звуки, идущие со сцены вглубь лектория, отражались от стен и потолка, создавали этакий вихрь, а иногда и смерч. Хриплый шепот сменялся дикими выкриками, романтические интонации — эпатажными воплями.

Любой, кто на публике читает чужие стихи, имеет право на интерпретацию: выбор манеры поведения, подачу текста, интонацию. Эти экстралингвистические факторы выступающий наделяет теми свойствами, которыми считает нужным. Мы не можем требовать от него изменить эти свойства. Мы можем только принимать или не принимать. Но публике, как я заметил, такая манера нравится.

«Работаю на все сто,
невзирая и несмотря»

Безруков глянул на стол, где лежат листки с вопросами: «Что? Записочки? Давайте, сейчас попою, а потом — записочки». И вот он спел есенинские песни «Сыпь гармоника! Скука… Скука…», «Не бродить, не мять в кустах багряных…», «Я помню, любимая, помню…», «Закружилась листва золотая…». А потом сказал: «Так… Ну, хорошо, давайте записочки почитаем. Попели — почитаем».

Артист на сцене был не один. Рядом за столом сидели организаторы встречи — ассистент кафедры истории западноевропейской и русской культуры СПбГУ Денис Олегович Цыпкин, председатель Студенческого научного общества (СНО) Исторического факультета Олег Абрамкин и Анна Помарина, студентка 3 курса. К ней Безруков и обратился: «Почитать хотите? Почитайте».

Вопросов было немного, в том числе и забавные — например: «Что бы вы сказали Сергею Есенину в темной комнате?»

— Я, наверное, не позволил бы себе заговорить. С ним. Не достоин был бы начать разговор. Хотя… Есенин был нрава веселого: он мог бы и сам начать разговор, если бы собеседник показался ему интересным. А если нет, думаю, он и не стал бы разговаривать, — был ответ.

— Здесь благодарность за роль, за образ Иешуа в «Мастере и Маргарите», — читает записку Анна.

— Ну, наконец-то! Слава Богу, — говорит Безруков.

— «Сегодня у меня появилось чувство, что вы настоящий. Это очень важно в нашем мире искусственных людей. Спасибо!», — читает записку уже сам Безруков. И отвечает:

— Большое человеческое неискусственное «пожалуйста». — А затем, без перехода: «Ну, что? Еще вопросики?» — спрашивает актер и тянется за стаканом воды.

Четкой грани между Безруковым-человеком и Безруковым-артистом нет. Но хорошо видно другое: любое амплуа так и сквозит самолюбованием, степень которого, между прочим, изрядно зашкаливает. Это было понятно и раньше, но после выступления на истфаке ощущение только укрепилось.

Атмосфера на сцене была самая что ни на есть залихватская. Разудалый артист щедро насыщал ее остротами, шутками, поигрывая с залом, подшучивая над ним. Манера поведения Безрукова приняла такой простецки-озорной характер, что казалось, поднеси ему самоварчик горячего чайку с бергамотом, овсяного печенья да банку сгущеного молока — Сергей Витальевич и тогда бы не удивился...

«Я чту историю…»

— Поскольку сегодня я присутствую на истфаке, для меня документальность очень важна, — говорит Безруков. Альбом «Хулиган», в котором артист поет 9 песен на стихи Есенина и читает 11 его стихотворений, по словам актера, был записан «без всякой режиссуры» и «без всяких происков сценаристов». «Никто там ничего не вырезал», — заверяет он.

Но во время выступления на Историческом факультете все было несколько иначе. Позволим себе некоторое буквоедство и расскажем о результатах анализа диктофонной записи. В восьми стихотворениях из тринадцати (семь из которых были в песенной форме, еще одно — «Элегия» Пушкина) по щадящему подсчету наблюдается 11 мест, которые в исполнении Безрукова не соответствуют оригинальным текстам. Вот некоторые из них: вместо «болен вспоминаньем детства» слышим «болен воспоминаньем детства», «стянув краюху хлеба» — «стащив краюху хлеба» («Исповедь хулигана»); «у плетня на косогоре» — «у крыльца на косогоре» («Королева»); «то здесь, то там» — «то там, то сям» («Сыпь, гармоника! Скука… Скука…»); «вот он, вот он» — «вон он, вон он» («Сорокоуст»), «я не видел» — «я ни разу не видел», «всегда нахожу я историю» — «всегда узнаю я историю» («Черный человек»). В пушкинской «Элегии» «меж горестей, забот и треволненья» заменяется на «меж горестей, трудов и треволненья».

Причина таких подтасовок, очевидно, в том, что часть текстов плохо выучена, часть заучена неправильно. Но если ты актер, знаменитый во всей России, выходишь на сцену одного из лучших университетов страны декламировать стихи поэта, известного на весь мир, будь добр, тщательно выучи текст.

Но на этом искажения текста не заканчиваются. В том же «Черном человеке» в четверостишье «Слушай, слушай, — / Бормочет он мне, — / В книге много прекраснейших / Мыслей и планов» фраза «бормочет он мне» отсутствует. Из песни на стихотворение «Не бродить, не мять в кустах багряных…» выкинута четвертая строфа, из песни на стихотворение «Может, поздно, может, слишком рано…» выкинуты две строфы: четвертая и шестая.

Отрубание строф, скорее всего, лишь метод укоротить песню. Но забота о личном времени слушателя — не причина, позволяющая заниматься стихотворной ампутацией. Не стоит и говорить, что подобные жесты подрывают цельность произведения, искажают смысл. По отношению к автору, Сергею Есенину, проявляется неуважение, а потребителю предлагается песня не короткая и не длинная, в красивой упаковке. О том, что он обманут, слушатель узнает только тогда, когда откроет книгу Есенина (если не помнит его стихи наизусть) или проскочит мимо книги на волне восторга после встречи со знамнитым артистом.

Гитара в руках Безрукова

В середине выступления артист немного вышел за пределы программы и спел Высоцкого: «Моя цыганская», «Тот, который не стрелял», «Городской романс» и «Все позади: и КПЗ и суд». По словам Безрукова, это «его любимые блатные песни». Они вызвали в публике несказанный восторг, и артист не сдержался:

— Ха-ха-ха! Кто бы мог подумать! Исторический факультет!

— «Мурку»! — в ответ кто-то крикнул из зала.

— «Мурку»? Ха-ха-ха! Нет, нет-нет…

Диск «Хулиган» выпущен при поддержке продюсерского центра «АРТ-ПИТЕР». Аранжировкой занимался Алексей Пономарев, композитор из Тольятти. Безруков рассказал, что в альбоме, кроме песни «Хулиган», записан и ремикс на «Хулигана»: «Есенин в роковой обработке», «нечто кипеловско-расторгуевское», местами «немножко рэп». На одном из последних концертов «молодежь конкретно зажгла». Артист очень «рекомендует послушать».

На Историческом же факультете все песни пелись под гитару. Культура музыкальной гармонии у артиста не превышает уровня

септаккорда. И такого искусного гитарного аккомпанемента, как, например, у Розенбаума, мы не услышали.

Несколько раз за выступление Сергей Безруков попытался приподняться над привычным уровнем. В конце песни «Закружилась листва золотая…» нехитрым пассажем он обыграл доминанту. В песне «Может, поздно, может, слишком рано…» Безруков забацал восьмитактовую концовку в стиле фламенко. Хотя все 14 песен были спеты в одной тональности — в ля-миноре, естественно. Как минимум, надо понимать, что это создает ощущение бесконечного однообразия и тяжело для восприятия. Но Безруков-музыкант этого, увы, не слышит.

Кода

Согласитесь, показалось бы странным, если бы после сериала «Есенин» Сергей Безруков вдруг запел бы стихи, скажем, Маяковского. Это не значит, что проект «Есенин по-безруковски» полностью коммерческий. Не будем и судить о том, насколько хорошо Безруков читает стихи, но уровень гитарно-вокального воплощения есенинских стихотворений достаточно низок. В лучшем случае, эти музыкальные изыски можно окрестить как самодеятельность. И весьма, кстати, неплохую. Но артист сам выбирает себе дорогу, не будем его осуждать. Время все расставит на свои места.

А что бы сказал Есенин, услышав такое исполнение? Спросить его об этом мы не можем. Спросим Безрукова:

— Сергей, как вы думаете, если бы Есенин сегодня находился в лектории на вашем выступлении, что бы он подумал?

— Сергей Есенин сам пел песни на свои стихи.

— Как бы он отнесся к тому, что вы поете песни на его стихи?

— Я это делал искренне. Думаю, он похвалил бы за искренность.

 

Народный артист России Сергей Безруков, он же Саша Белый и Иешуа Га-Ноцри, он же Сергей Есенин, он же Александр Пушкин, он же генерал Каппель, он же член партии «Единая Россия», нашел время, чтобы встретиться с молодыми универсантами. Зрители остались довольны. Надеемся, что артист не остановится на достигнутом и продолжит развивать свою актерскую разнохарактерность.  

Александр Аликин,
студент Факультета журналистики
Фото автора

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков