кафедра

Вся психология — социальная…

Провожая аспиранта Анатолия Свенцицкого, профессор Кузьмин шутил: «Заверни книжку в газету, чтобы в метро не арестовали…». Эту книгу Гарднера Линдсея «Handbook of Social Psychology» Евгений Сергеевич дал своему ученику. Было это в начале 1960-х годов — еще в те времена, когда в СССР к социальной психологии относились настороженно, и книг на эту тему у нас не издавали.

А.Л.Свенцицкий

А.Л.Свенцицкий

А осенью прошлого года на Факультете психологии СПбГУ отпраздновали сорокалетие кафедры социальной психологии. Заведующий кафедрой профессор А.Л.Свенцицкий даже не считает эту дату юбилейной (дескать, это ж не 50 и не 100 лет…). Анатолий Леонидович вспоминает о том, без кого кафедра не появилась бы, — о своем учителе профессоре Е.С.Кузьмине:

— В нем сочетались здравый смысл и потрясающая интуиция, уверенность в добросовестности тех, кто с ним рядом, отсутствие мелочности в отношениях с сотрудниками, меткость слова и неповторимое чувство юмора.

От «буржуазной лженауки»

до психологии моды

За 40 лет работы первая в стране кафедра социальной психологии выросла до крупнейшего на Северо-Западе центра подготовки социальных психологов. За это время удалось развить исследовательскую работу, выпустить сотни специалистов и сплотить преподавательский коллектив. Кафедра популярна на факультете, и студенты, выбирая специализацию в конце второго курса, идут сюда охотно. Декан Лариса Александровна Цветкова, чем может, помогает.

— Декан, конечно, не волшебник, — говорит профессор А.Л.Свенцицкий. — Ну, а как не помогать, когда Лариса Александровна — сотрудник нашей кафедры. Она пришла к нам в конце 80-х годов, лет ей было около 18-ти, училась на вечернем отделении, была такая тихая девочка, работала лаборантом.

На вопрос о том, чем психология социальная отличается от других ветвей психологии, Анатолий Леонидович Свенцицкий отвечает с улыбкой:

— Вся психология социальная, потому что изучает психику человека. А психика человека всегда социальна.

Сегодня деятельность кафедры социальной психологии лежит в различных областях, здесь изучают психологию личности, психологию управления, психологию социальных общностей, психологию общения, психологию моды…

Толерантность — цель «Доверия»

В 2005 году студент кафедры Эмилио Агирре, приехавший обучаться в наш Университет из Мексики, писал дипломную работу на тему «Психологическое состояние людей в условиях постоянной террористической угрозы». Несмотря на опасность, он поехал в Чечню проводить исследования. Как рассказала профессор Людмила Георгиевна Почебут, студент занимался проблемой терроризма и интолерантности (нетерпимости, неприятия). Администрация Факультета психологии СПбГУ дала ему письмо в Чеченский государственный университет. В Грозном сотрудники кафедры психологии его приняли хорошо. За две недели Эмилио провел опросы среди студентов университета, а вернувшись в Петербург, продолжил эти исследования среди студентов СПбГУ. Как показало его изучение стереотипов восприятия, чеченские студенты лучше относятся к русским, чем русские к чеченским.

Л.Г.Почебут

Л.Г.Почебут

— Это говорит о том, что мы не знаем их культуру, не понимаем их, — считает Людмила Георгиевна. — А возможностей для нормального общения с чеченцами намного больше, чем может показаться. Это дает надежду на мирный диалог и взаимопонимание.

В 2004 году Людмила Георгиевна Почебут создала Центр толерантности «Доверие» в рамках государственной программы формирования установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в обществе. Сегодня здесь работают 12 человек — преподаватели кафедры и сторонние специалисты. Центр «Доверие» сотрудничает с гуманитарным и политологическим центром «Стратегия», совместно с которым в прошлом году был издан сборник научных статей «Толерантность: введение в понятие».

Самое большое влияние на уровень толерантности в обществе оказывают, безусловно, СМИ. Но есть и другие факторы, не менее важные — окружающие люди, семья, школа. Именно они «дают прививку против интолерантности», считает профессор Л.Г.Почебут. Она приводит пример: ее отец в детстве жил в поселке Александровка под Санкт-Петербургом, где была немецкая колония. Когда началась Великая Отечественная война, ему было 19 лет.

— Он был сапером на Невской Дубровке и потерял ногу, подорвался на мине, — говорит Людмила Георгиевна. — После войны он мне сказал: «Я четыре года отвоевал, но за это время не убил ни одного немца». Он не мог убивать — жил и играл с немецкими ребятишками все свое детство. Толерантность у него в крови — была развита в процессе общения с людьми другой национальности.

В общественном сознании есть так называемый набор стереотипов: немец — педант, француз — эстет, и так далее. Людмила Георгиевна регулярно задает на лекциях такую задачку: дает перечень этих стереотипов и просит студентов назвать национальность, соответствующую каждому стереотипу. И ответы зависят не столько от индивидуальности студента, сколько от времени: изменилась политическая ситуация — меняются и стереотипы восприятия.

Л.В.Куликов

Л.В.Куликов

— Во время войны стереотипы ужесточаются и часто переходят с характеристики человека на характеристику животного, — говорит она. — Например, немцы во время Великой Отечественной войны называли нас «русскими свиньями», а мы их — «фашистская гадина, нечисть». Чеченцев во время войны в Грозном называли «волками», да и сами чеченцы себя так называли. Заслуга Владимира Путина в том, что он первый в 1999 году заговорил о бандитах не как о чеченцах, а как о криминальной группировке, не имеющей национальности.

Исследования толерантности занимают важное место в социальной психологии. Особенно они актуальны в нашем городе с многонациональным поликонфессиональным составом. При сборе информации сотрудники Центра толерантности «Доверие» успешно сочетают социологические методы (опрос, интервью) и психологические (тесты). Полученный в 2004 году грант на создание центра к концу года себя исчерпал, и с тех пор центр ориентирован на самоокупаемость. Сотрудники кафедры надеются, что администрация Университета обратит внимание на перспективы развития Центра толерантности «Доверие».

«Работаю с теми, кто хочет научиться…»

«У меня потные ладони», — горит надпись на мониторе. Нажимаю кнопку «Полностью не согласен». Появляется следующая надпись: «У меня значительное дрожание рук, подергивание мышц лица». Нажимаю, например, «Согласен полностью»… После 38 вопросов программа «Ваш психологический советник» выдает результат, в котором дается характеристика психологического состояния человека («Ощущение телесного дискомфорта», «Неблагоприятные предчувствия», «Ощущение возможной угрозы») и рекомендации для его улучшения: «Необходим отдых», «Необходимы действия для снижения эмоционального возбуждения». Или заключает: «Очень хорошее физическое самочувствие, есть ощущения телесного комфорта», если рекомендаций нет.

ВРЕМЯ — УНИВЕРСИТЕТСКОЕ

Накануне Нового года Анатолий Леонидович СВЕНЦИЦКИЙ ответил на вопросы анкеты журнала «СПбУ».

— Какие три события ушедшего года для вас наиболее значимы — из жизни Университета, из жизни факультета, из частной жизни?
— Сорокалетие кафедры и выборы нового Ректора. Всё. Три не набирается…
— Зарплату не повышали?
— Я этого не замечаю. А-а, вот и третье событие вспомнил: в начале 2008-го вышел мой «Краткий психологический словарь».
— На что вам не жалко тратить свое время?
— На развлечения… Да нет, я серьезно. На развлечения не жалко.
— А если появятся лишние часы?
— А лишние я потрачу на работу.
— Какого события в будущем вы ждете больше всего?
— Наша кафедра должна войти во все сферы. Это профессиональное консультирование, работа с персоналом, психотерапия, реабилитация и работа с больными, юридическая психология, клиническая… Врачам нужны знания по психологии, он должны знать хотя бы азы. А их плохо учат. Некоторые и не догадываются, что врач должен лечить больного, а не болезнь.
— Чем отличается время психолога, от времени, скажем, математика или геолога?
— Психолог тоже человек. И восприятие времени больше зависит от возраста и индивидуальности, чем от профессии. Могу отметить только, что для разных людей время течет по-разному. Бывает, что за полчаса сделаешь больше, чем за сутки…

Программа создана профессором Л.В.Куликовым специально для людей, преодолевающих проблемы или получивших психологическую травму. У меня никаких травм не было, но оценить свое психологическое состояние каждому любопытно.

Профессор кафедры социальной психологии Леонид Васильевич Куликов сотрудничает с Центром психоэмоциональной регуляции и психологического консультирования, который работает с военными, в частности, с Санкт-Петербургским военным институтом внутренних войск МВД. Он уже пять лет читает лекции офицерам, проводит тренинги, передает им свои психодиагностические методики, которые использует с 1989 года.

— А если нет образования, что это за психолог? — вопрошает профессор Л.В.Куликов. — Я, как могу, поднимаю их уровень квалификации, потому что они знают крайне мало.

Леонид Васильевич говорит о военных психологах. По его словам, во внутренних войсках только треть из них имеют соответствующий диплом. Остальные назначены на свою должность из «вчерашних замполитов». Но работа военных психологов в армии очень важна. Именно они помогают солдатам, сидящим в окопах где-нибудь в горячей точке. Помогают справиться со стрессами, с психологическими травмами — мы о них знаем по фильмам или по репортажам военных журналистов, а для психологов в армии это повседневная работа. Именно для них профессор Л.В.Куликов и создал программу «Ваш психологический советник».

Не забывают в Центре психоэмоциональной регуляции и психологического консультирования и проблемы неуставных взаимоотношений («дедовщины»). Леонид Васильевич Куликов провел недавно два семинара на эту тему.

— Даже устроил «мозговой штурм» для военных психологов. Они записали свои идеи по этому поводу… Но не все идеи удалось реализовать на практике. Может, причина в халатном отношении к своим обязанностям? Бывает, что в два-три часа дня в части никого из офицеров уже нет. Работать же надо с людьми. И работать как следует! Если в роте, в части, в батальоне есть офицер, который контролирует ситуацию и вникает во все вопросы, никакой дедовщины не будет. Она будет просто не нужна, там будет порядок, офицерский контроль, забота о личном составе.

Кроме того, профессор Л.В.Куликов написал для внутренних войск пособие «Основы психологической самопомощи», недавно изданное.

— Многие проблемы начинаются со школы, где вообще нет такого важного предмета, как «Психология». Нет у нас ни одного нормального школьного учебника по психологии. Как помочь нашим детям, вступающим в жизнь, чтобы они могли поднять свою психологическую культуру?.. И войскам нужны хорошо обученные кадры психологов, с традицией преподавания, с университетской закваской, желательно с практическим опытом. Когда среди военных психологов встречаются люди, увлеченные своим делом, это прекрасно. Я и работаю с теми, кому это надо, с теми, кто способен воспринять и научиться…

Десятки лет вместе

Заведующий кафедрой социальной психологии профессор Анатолий Леонидович Свенцицкий рассказал, что кафедра живет дружно, научные споры бывают, но идейных разногласий нет:

— У нас даже есть традиционный день кафедры в конце декабря, пьем чай с пирогами, подводим итоги минувшего года. Это связано с тем, что 99% сотрудников нашей кафедры — ее выпускники, то есть все мы знаем друг друга чуть ли не полвека. Я знаю Валентину Николаевну Куницыну (она, как и Анатолий Леонидович Свенцицкий, — почетный профессор СПбГУ. — А.А.) уж точно 50 лет. Кто-то кого-то знает 40 лет, кто-то — 30, кто-то вместе учился. Дни рождения мы отмечаем у всех. У двух наших прекрасных дам дни рождения 6-го и 7-го января. Они всегда их совмещают. Дни рождения — это традиция неукоснительная…

Профессор А.Л.Свенцицкий подчеркнул, что выпускники кафедры никогда не останутся без куска хлеба:

— Их можно встретить везде: в школах, в вузах, в фирмах, во власти. В тюрьмах только нет никого, — он, улыбаясь, разводит руками, в шутку извиняясь за «недоработки». — Если есть диплом психолога, в тюрьму никогда не попадешь. Некоторые, правда, работают с заключенными. У меня дочка младшая, психолог, работала, помню, в «Крестах». И вот как-то пришла домой и показывает фотографию: «Вот этот — убийца, этот —маньяк…». А она — в центре, представляете!..

В октябре 2008 года, к юбилею, Факультет психологии выпустил буклет «Кафедре социальной психологии СПбГУ — 40 лет». В нем собрали мысли, воспоминания, рассуждения о науке 22-х сотрудников и выпускников кафедры… Праздновали даже двойной юбилей: кроме 40-летия кафедры еще и

100-летие со дня публикации первой книги по социальной психологии в России — «Внушение в социальной жизни» В.М.Бехтерева (1908).

Их работа набирает новые обороты, в будущем — видимые и необозримые перспективы, исследования, выпуски дипломников, защиты диссертаций. Социальная психология — везде, она все ощутимее входит в нашу жизнь.  

Александр Аликин,
студент Факультета журналистики
Фото автора