Санкт-Петербургский университет
    1 - 2   3 - 4   5   6   7 
    8 - 9   10  11-12  С/В
   13  14-15  С/В  16  17
   18   19   20  С / В  21 
   22-23  24-25 26 27-28
   29  30
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 22-23 (3681-82), 14 октября 2004 года
новое в учебном процессе

Славяноведение
на историческом факультете

Славяноведение в России возникло и развивается давно. В 1835 году академик Прейс создал кафедру славяноведения, но в силу ряда причин славяноведы занялись языками и литературой, и впоследствии, когда историко-филологический факультет распался на исторический и филологический, славяноведение обосновалось у нас на филфаке. Кафедра была как бы воссоздана в 2002 году стараниями декана и при поддержке и помощи ректора.

В.П.Денисенко

В.П.Денисенко

– У нас еще только три курса, – говорит Владимир Павлович ДЕНИСЕНКО, заведующий кафедрой истории балканских и славянских стран, рассказывая о кафедре, – но на кафедре уже сложился коллектив единомышленников, преподавателей широкого профиля, специалистов по странам Центральной и Восточной Европы, каждый из них углублен в изучение какой-либо страны или проблемы. В отличие от МГУ, где изучают и преподают историю западных и южных славян, на нашей кафедре мы занимаемся историей и неславянских стран, таких, например, как Венгрия, Албания или Греция. Присутствующий здесь Владимир Владимирович Василик – крупный специалист по истории Византии, Греции, Болгарии, Сербии, историк религии. На кафедре работает старейший преподаватель факультета (ранее он работал на кафедре истории средних веков) Владимир Александрович Якубский, крупнейший российский, и не только российский, специалист по Польше. Лариса Михайловна Аржакова тоже занимается Польшей, но более узкой проблематикой – историей Польши XVI–XVIII вв. Сергей Игоревич Щеголев – историей Польши, Чехии, Венгрии. К нам пришел совсем молодой специалист, Денис Евгеньевич Алимов, он сейчас заканчивает аспирантуру и пишет диссертацию по истории Хорватии. Татьяна Геннадьевна Яковлева третий год работает на кафедре, в этом году она защитила докторскую диссертацию, является автором целого ряда книг по истории Украины XVII века. Моя сфера интересов – Восточная и Центральная Европа в системе международных отношений XX века. Сейчас я работаю над монографией о советско-польских культурных связях в межвоенный период.

На повестке дня стоит создание центра по изучению истории Украины. У нас хорошие, дружеские связи с украинскими учеными. В мае состоялась международная конференция, приуроченная к 350-летию Переяславской Рады, воссоединению Украины с Россией. Кроме петербуржцев и москвичей в ней участвовали ученые из США, Канады, Швеции, Швейцарии, Польши, Украины, Белоруссии.

Наши студенты были на стажировке в Польше, активно участвуют в научных конференциях, например, в Кирилло-Мефодиевских чтениях, Державинских чтениях на филфаке. Вообще, филфак – дружественный и близкий нам факультет, филологи во многом нас поддерживают, и декан С.И.Богданов, и зав.кафедрой славянской филологии М.Ю.Котова. Это на их территории проводятся многие конференции.

Студенты хорошо выступали в Кракове, Варшаве, у нас есть грамоты, благодарственные письма за серьезные студенческие доклады. Учиться у нас непросто. Кафедра уникальная: помимо общих курсов, которые дают всем на факультете, у нас читаются спецдисциплины по истории отдельных стран. Дополнительная нагрузка – изучение языков. После средней школы обычно приходят с одним европейским языком. На факультете учат второй, кроме того – язык изучаемой страны. Иначе нельзя, многого не понять. Надо работать с первоисточниками, документами, периодикой страны. Мы довольны своими студентами, они трудолюбивы и активны.

– В какой мере пересекается история славянских и балканских народов?

– Собственно, балканский мир – это южные славяне, греки и албанцы, – вступает в разговор В.В.Василик. – Их история – история конфликтов и взаимопроникновения. С одной стороны – взаимообогащение. От греков славяне, не только южные, но и восточные, получили письменность, культурную традицию, переняли иконопись. Позднее греки многое взяли от славян (скажем, сербский богослов XX века о. Иустин Попович почти целиком переведен на греческий язык). Балканская топонимика дает представление о культурном и историческом взаимодействии. С другой стороны, конфликты: христианско-исламский, католическо-православный, сербско-албанский.

– Так, может быть, недавние события на Балканах вызвали повышенный интерес к этому региону, который европейцы называют пороховым погребом Европы? И рождением новой кафедры на историческом факультете мы обязаны конфликту на Балканах?

– И да, и нет, — говорит В.П.Денисенко. Мы уже говорили о центре изучения истории Украины, предполагается создать и центр по балканистике.

А В.В.Василик добавляет: «Безусловно, временный интерес, вызванный недавними событиями, присутствует. Но нельзя жить временными интересами. Балканы – пороховой погреб Европы, но не только в этом ценность региона. Это колыбель одной из древнейших цивилизаций, хранитель цивилизационных и культурообразующих ценностей. Наша общая задача состоит в том, чтобы они не сгорели в огне войны и этнических чисток. Проблемы славянства и балканские проблемы равновелики и потому равноважны. Если мы воспринимаем Польшу как Запад, то для западного человека поляки все-таки сарматы, варвары, как и мы. Славяне представляются европейцам как народы между Востоком и Западом. Такое положение славянских народов, до сих пор не признаваемых полноправными членами западно-европейского сообщества, заставляет и нас думать о неком, пусть латентном, кажущемся, но все же единстве славянского мира и мира балканского. Моменты объединения бывали и в XIX, и в XX веке».

– Моменты единения бывали и в очень непростых взаимоотношениях сербов и хорватов. И все же многое там определяется географическим положением. Балканы населяют народы Границы, границы между Западным и Восточным мирами, исторической зоны влияния Рима и Константинополя. Это даже не пороховой погреб, а разлом, откуда время от времени изливается раскаленная лава. Народы, живущие в этом регионе, очень легко возбудить на борьбу…

В.П.Денисенко: Не все благополучно не только там, но и во взаимоотношениях западных и восточных славян. Известно извечное противостояние Польши и России, которое приводило к причудливым формам не только конфронтации, но и сотрудничества.

В.В.Василик: Балканы – регион конфликтный, там происходят конфликты не только религиозные, но и внутриконфессиональные. Известен, например, сербо-болгарский конфликт за Македонию, сегодня мы видим даже возникающий сербо-черногорский конфликт. Это полигон для конфликтологии, которая как наука еще не встала на ноги...

Я, беседовавший с историками и воспроизведший этот разговор, не историк. Но сфера моих интересов лежит там же. Да впрочем, трудно найти сегодня человека в России, равнодушного к этим проблемам, настолько много для нас переплелось в славянстве и на Балканах. Мы с собеседниками сошлись во мнении, что нужна историческая база, чтобы говорить о иррациональности, о причинах самоубийственного поведения некоторых народов, о внешних силах, провоцирующих конфликты, интригах международных сил. Деятельность университетской кафедры должна вести к трезвому пониманию геополитических реалий, культивировать трезвый подход к проблемам славянства и проблемам конфликтов, и, кроме всего прочего, должна стимулировать политическую волю российского руководства.  

Беседовал Александр Шумилов

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2004 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков